Краски С Грязью

Фотография с протестного митинга пятого мая, 2018.
Протестный митинг пятого мая, 2018.

Сегодня, я прочитал две статьи — от «Медузы» и «Радио Свобода» — о реальной ситуации в деревне Томсино в Псковской области — двенадцатилетняя девочка написала письмо Путину. Из Кремля не ответили, местные чиновники в помощи отказали, а над самой девочкой и её мамой начали издеваться их же односельчане. Я рекомендую всем прочитать эти статьи.

¿Но ведь в России, да и в других странах, происходят десятки, сотни, тысячи подобных случаев, да и я человек не излишне эмоциональный — почему именно эта ситуация?

Потому, что она прекрасно отражает мои мысли по поводу того, в какой ситуации мы находимся и что с этим делать обычному человеку.

Полтора года назад, условия жизни в городе Самаре — да и в России в целом — стали для меня настолько неприемлемыми, что я решил повлиять на исход грядущих президентских выборов всем, чем только мог, несмотря на то, что всегда рассматривал и продолжаю рассматривать политику инструментом для решения последствий проблем, но не их причин. В октябре 2017 года, я пошёл в самарский штаб Навального, так как увидел серьёзную работу среди всех политических организаций только у них, а через месяц, узнав всю информацию и приняв окончательное решение — решил верифицировать свою подпись за выдвижение Алексея Навального и начал информировать людей, раздавать буклеты, и расклеивать листовки. За всю предвыборную и забастовочную кампанию, счёт только мною распространённых материалов перевалил за десяток тысяч: я занимался этим практически всё своё свободное время.

Именно в этот период, я впервые встал в одиночный пикет и принял участие в протестном митинге.

После того, как Навальному не разрешили принять участие в последних президентских выборах, я решил бойкотировать эти «выборы».

Несмотря на бойкот, я всё ещё был заинтересован в том, что будет происходить — по этой причине, я посетил предвыборную встречу с Владимиром Жириновским и спросил у него вопрос, который он не хотел услышать. Сначала, он пришёл в ярость — а после этого, перешёл к личностным оскорблениям. Потом, Жириновский согласился со мной и даже прилюдно пригласил меня в Кремль на публичную дискуссию. Какая жалость — спустя несколько дней, его представитель не ответил на электронное письмо о точных датах отправления в Кремль.

Я предполагал это: я не доверяю политикам. Особенно, российским политикам. Но множество людей всё ещё доверяет — посмотрите на их лица на фотографии ниже: многие из них пытались заткнуть меня, пока я задавал мой «неудобный» вопрос.

Другие люди спросили у Жириновского — политика — о его отношении к космической индустрии в Самаре. Во время выборов.

Конформизм.

Страх.

После того, как Владимир Путин был переизбран, я принял участие в моём последнем митинге на эту тему. Во время бойкота выборов, я всё ещё хотел, чтобы мои действия были полезными, поэтому я обучался в качестве независимого наблюдателя для сбора статистики посещения выборов: не было секретом, что основная цель Администрации Президента после блокировки Навального была высокая явка. Фиктивная, под давлением, с нарушениями — не было важно. Реклама выборов была повсюду. Даже родителей моего бывшего сокурсника заставили «сделать свой выбор на бланке» и сделать с ним фотографию.

И множество людей так и сделало  — не только родители моего бывшего сокурсника, но люди по всей России.

Я был на избирательном участке в посёлке Комсомольский в Самарской области. Я видел, как это было.

Конформизм.

Страх.

После того протестного митинга, я перестал так активно поддерживать самарский Штаб Навального — они начали ещё больше преследовать собственные партийные интересы и вводить дополнительные ограничения, которые я не разделял — и посетил свой последний митинг по причине несогласия с решением Правительства России по увеличению пенсионного возраста.

После получения столь бесценного опыта и расширения понимания нынешних социальных и политических процессов, после увиденных арестов бабушек с дедушками и детей на митингах, после сотен активных обсуждений и тысяч шагов для информирования людей о том, что происходит, я окончательно понял одну очень важную вещь: среда играет основную роль в формировании поведения человека. Нет «хороших рыцарей» и «злых драконов», и верить в это очень вредно и опасно.

Односельчане двенадцатилетней девочки и её мамы действуют так не потому, что они родились «злыми» или с завистью — среда постоянного выживания, а не жизни, сформировала их отношение к миру и реакции к наивному стремлению других к справедливости в несправедливой системе. Очень важно, даже жизненно необходимо, понимать это.

Фотография граффити «FIFA World Cup 2018» в промышленной зоне города Самары.
Граффити «FIFA World Cup 2018» в промышленной зоне города Самары.