Рубрики
Блог Работы

Вавн Дорохин — Прости Же, Друг

Оставался час. Вагон движущегося трамвая был не самым лучшим местом для формулирования мыслей, но ему хотелось успеть во что бы то ни стало. Вынув из рюкзака помятую тетрадь и ручку, он начал писать…

Мы встретились
Под вечер, он был невесел —
Ломаные руки с желанием увидеть мир.
Я сказал:
«Не волнуйся, можешь мне верить:
Я помогу тебе, и мы пойдём вдвоём быстрей.

Ветров порыв — мы встретили много новых мест.
Всё без проблем, полно еды — всего не счесть.
Но я ведь знал, что в радости
Познать людей — не значит полностью.
Я выждал момент, задав похожий вопрос:
— Прошло два месяца тебе; тебе
Не стало лучше ли? ¿Поможешь мне..?
— ¡Дай минуту мне! Я так хочу помочь, но я ещё слаб.
¿Поможешь мне, друг?
— ¡Конечно, да!

Ветра измен — прошли сквозь горы и поля;
Из всей еды — чёрствый хлеб, одна нужда.
И всё же я делился всем, чем только мог, спросив:
«¿Поможешь ли ты мне? Всё, что мог, я дал тебе.»
— Эм… ¡Да без проблем!

Мы встретились
Под вечер, ты был невесел — ломаные руки с желанием увидеть мир.
Услышав
«Не волнуйся», ты мог мне верить; ведь я помог тебе,
И мы пошли вдвоём быстрей.

Но год прошёл,
А ты в порядке был с момента нашей встречи, так что…
¡Дай минуту мне! Я так хочу помочь —
Прости же, друг, теперь…
Ты сам по себе.

(Вавн Дорохин — Прости Же, Друг)

Фотография Вавна Дорохина от первого лица, сидящего в трамвае.
«Когда он дописал последнее предложение и проверил время, был час дня.»

Оставался час. Вагон движущегося трамвая был не самым лучшим местом для формулирования мыслей, но ему хотелось успеть во что бы то ни стало.

Вынув из рюкзака помятую тетрадь и ручку, он начал писать:

«На протяжении всей своей сознательной жизни, я старался помогать людям так же, как помогали мне родители и другие неравнодушные люди — бескорыстно и искренне. Кому-то я предлагал помощь сам, а кто-то меня о ней упрашивал.

Я терял дни и недели, а иногда — месяцы и годы в попытке помочь этим людям — даже тем, кого я называл своими „друзьями“ — всем, чем я только мог, а мне ответили тем же лишь единицы из них.

Сейчас, я понимаю, что помочь им всем, чем я мог, было моим решением, и я не собираюсь в этом никого обвинять. Но получив этот опыт, я больше не хочу тратить своё время на тех, кто воспринял мою помощь как должное или даже не повернулся ко мне лицом, когда помощь была нужна мне.

Вы сами по себе.»

Когда он дописал последнее предложение и проверил время, был час дня. «Я успел» — он произнёс эту фразу с особенным облегчением. Жить стало чуть легче.